Междисциплинарный центр реабилитации Дети     Москва, Электрический переулок, д. 3/10, строение 1.   Карта проезда   +7 (495) 191-00-85



+7 (495) 191-00-85
Мы в мессенджерах

Заказать обратный звонок
Отзывы пациентов

ЭРГОТЕРАПЕВТ ДИАНА ВОРОНИНА: ПОМОЧЬ И ВЗРОСЛОМУ, И РЕБЕНКУ

ЭРГОТЕРАПЕВТ ДИАНА ВОРОНИНА: ПОМОЧЬ И ВЗРОСЛОМУ, И РЕБЕНКУ

Эрготерапевт Диана Воронина закончила факультет реабилитации Рижского университета имени П.Страдыня, крупнейшего медицинского ВУЗа Латвии. Последние 10 лет работает в московских детских реабилитационных центрах и клиниках и является эрготерапевтом-консультантом МЦР Дети. Наш разговор с Дианой — о сути эрготерапии вообще и о том, есть ли разница в подходах к реабилитации взрослых и детей.

— Диана, эрготерапия - относительное молодое направление в медицине. С какими сложностями приходится сегодня сталкиваться врачам-эрготерапевтам?

— Главная сложность как раз и заключается в том, что в открытых источниках подробной и ясной информации о нашей профессии не так много. Это связано именно с тем, что, по сравнению с другими отраслями медицины, эрготерапия очень молода. Естественно, ко всему молодому и новому люди относятся с осторожностью, причем, как потенциальные пациенты, так и, зачастую, сами наши коллеги, врачи других специальностей. Иногда приходилось даже слышать такое мнение, что эрготерапия — это несерьезно. Но уже сегодня наша профессия позволяет вернуться к нормальной жизни тысячам людей, а с учетом того, что мы постоянно развиваемся и совершенствуемся, в будущем — я уверена — об эрготерапии будут говорить как об обязательной, неотъемлемой части лечения человека в широком смысле этого слова.

— А если говорить о трудностях, с которыми врачам приходится сталкиваться уже непосредственно в процессе реабилитации пациента?

— Тут основная проблема в том, что некоторые пациенты и их родственники не всегда могут понять реалии того, что произошло и происходит с человеком. Иногда от нас требуют невозможного, полагая, что мы можем все. И приходится прикладывать немалые усилия для того, чтобы объяснить, что выше головы прыгнуть невозможно. Хотя эрготерапия дает много шансов человеку.

— Как бы Вы в трех словах охарактеризовали эрготерапию? Что это такое?

— Если в трех словах, то так: возвращение к новой жизни.

— Звучит парадоксально.

— Да, но, на мой взгляд, абсолютно точно передает смысл того, чем мы занимаемся. С одной стороны, люди, которые перенесли серьезные заболевания, сказавшиеся на функциональном состоянии организма, с помощью эрготерапевтов учатся тому, чего не умели раньше совсем или умели плохо, а с другой стороны, через получение таких новых знаний и умений они возвращаются — в той или иной степени, конечно - к нормальной жизни. Хотя, надо быть откровенным, у некоторых заболеваний последствия могут быть такими тяжелыми, что о возвращении больного к привычной жизни в полном смысле говорить не приходится, но и такие пациенты получают существенную помощь от эрготерапевтов.

— Могли бы Вы привести пример такого возвращения к "новой жизни"?

— Пожалуйста. Самый простой пример - преодоление последствий ампутации правой руки. Человек-правша всю жизнь все делал правой рукой, а после ее потери оказался, по сути, беспомощным. Конечно, если такой человек обладает выдающейся силой волей и большим стремлением, он может попытаться сам вынужденно стать "левшой". Но куда проще будет пациенту, если "переучивать" его начнут профессиональные эрготерапевты. Ведь речь идет не только о простой замене правой руки на левую при выполнении жизненно важных действий. Речь идет о том, что пациенту теперь все придется делать одной рукой.

— Вы много лет проработали с детьми. Есть ли различия в подходах эрготерапевта к взрослым пациентам и к детям?

— Эрготерапия для детей связана, прежде всего, с игрой. Поскольку должна отвечать — насколько это возможно — на запросы пациента. Запрос ребенка — игра. Но через игру мы учим важным навыкам, которые пригодятся позже и будут использоваться всю жизнь. Вот, например, мальчик четырех лет с ДЦП. Он отказывается самостоятельно есть. Проблема лежит на стыке сразу нескольких медицинских отраслей, и здесь к процессу реабилитации должны подключиться, как минимум, два специалиста: детский психолог и эрготерапевт. В нюансы деятельности психолога я вдаваться не буду, а что касается моей отрасли, то работа с таким ребенком может и должна быть построена на игре: сначала "покормить" куклу, потом поиграть уже более "серьезно" перед зеркалом, повторить движения врача... Важно ребенка заинтересовать. Без интереса со стороны маленького пациента ничего не получится. Но в нашем случае ребенок начал есть сам, без посторонней помощи. И он будет есть самостоятельно всегда.

— Но можно ли говорить о том, что есть отдельно детская и отдельно взрослая эрготерапия?

— Мое глубокое убеждение заключается в том, что для хорошего эрготерапевта не должно быть разницы, кого реабилитировать: взрослого или ребенка. В конце концов, основные бытовые навыки одинаковы, просто ребенок начнет ими пользоваться чуть позже. Поэтому я лично стараюсь работать и со взрослыми и с детьми. Если можешь и умеешь — помогать надо всем.

Дата публикации: 24.07.2017

Просмотров: 38


Запишитесь на прием
Введите ваше имя:
Введите ваш телефон:
Мы перезвоним в течение 30 минут и обсудим удобное для Вас время консультации в «МЦР Дети»